С какого момента исчисляется срок задержания

Согласно ч. 1 ст. 27.5 КоАП РФ срок административного задержания по общему правилу не должен превышать 3 часов.

Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, посягающем на установленный режим Государственной границы Российской Федерации и порядок пребывания на территории Российской Федерации, об административном правонарушении, совершенном во внутренних морских водах, в территориальном море, на континентальном шельфе, в исключительной экономической зоне Российской Федерации, или о нарушении таможенных правил, в случае необходимости для установления личности или для выяснения обстоятельств административного правонарушения может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, влекущем в качестве одной из мер административного наказания административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации, может быть подвергнуто административному задержанию на срок не более 48 часов.

Срок административного задержания лица исчисляется с момента его доставления. Срок административного задержания лица, находящегося в состоянии опьянения, исчисляется с момента его вытрезвления. При этом общий срок времени вытрезвления лица, находящегося в состоянии опьянения, с момента его доставления и административного задержания такого лица не может превышать 48 часов.

В уголовно-процессуальном порядке в соответствии с п. 11 ст. 5 УПК РФ задержание допускается на срок не более 48 часов в случае:

— если гражданин застигнут при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

— если потерпевшие или очевидцы укажут на данное лицо как на совершившее преступление или

— когда на этом лице или его одежде, при нем или в его жилище будут обнаружены явные следы преступления и при наличии иных данных дающих основание подозревать лицо в совершении преступления.

В соответствии с ч. 2 ст. 94 УПК РФ по истечении 48 часов с момента задержания подозреваемый подлежит освобождению, если в отношении него не была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу в порядке ст. 108 УПК РФ либо суд не продлил срок задержания на 72 часа в порядке, установленном п. 3 ч. 7 ст. 108 УПК РФ, при наличии ходатайства следователя, дознавателя, подозреваемого или его защитника о представлении дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу.

Статья 100 УПК РФ. Избрание меры пресечения в отношении подозреваемого

1. В исключительных случаях при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого. При этом обвинение должно быть предъявлено подозреваемому не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется, за исключением случаев, предусмотренных частью второй настоящей статьи.

2. Обвинение в совершении хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 209, 210, 210.1, 277, 278, 279, 281, 360 и 361 Уголовного кодекса Российской Федерации, должно быть предъявлено подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, не позднее 45 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу — в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется.

См. все связанные документы >>>

1. Законодатель не пояснил, что им понимается под «исключительным случаем». Известно лишь то, что данное словосочетание им используется также в ч. ч. 1 и 2 ст. 108, ч. 3 ст. 109 УПК применительно к заключению под стражу, а равно в ч. 1 ст. 124, ч. 5 ст. 162, ч. 5 ст. 165, ч. 7 ст. 259 УПК применительно к иным уголовно-процессуальным институтам. Правоприменителю предоставлена возможность самому решать, имел место или нет исключительный случай. Именно он будет признавать (или нет) те или иные обстоятельства исключительными.

2. Закрепление в коммент. ст. требования избирать меру пресечения в отношении подозреваемого лишь в исключительных случаях по крайней мере должно ориентировать правоприменителя на необходимость аргументации данной исключительности. Эту аргументацию рекомендуется излагать в соответствующем постановлении об избрании меры пресечения.

3. В коммент. ст. закреплено право следователя (дознавателя и др.) при соблюдении указанных здесь условий и наличии фактических оснований принять решение об избрании лицу, подозреваемому в совершении преступления (подозреваемому), одной из предусмотренных законом мер пресечения. А это означает, что, даже когда принятие рассматриваемого решения могло бы способствовать успешному решению задач предварительного расследования, следователь (дознаватель и др.) не обязан выносить соответствующее постановление, возбуждать перед судом ходатайство о заключении лица под стражу или об избрании в отношении его такой меры пресечения, как домашний арест.

4. Другое дело суд. Если следователь (дознаватель и др.) обратился в суд с ходатайством об избрании в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления (подозреваемого), меры пресечения (заключения под стражу или домашнего ареста), суд обязан рассмотреть данное ходатайство с учетом условия об исключительности избрания меры пресечения в отношении подозреваемого и обстоятельств, перечисленных в ст. 99 УПК. При соблюдении предусмотренных для избрания вышеуказанных мер пересечения условий и наличии фактических оснований избрания мер пресечения суд не только вправе — он обязан принять решение о заключении лица под стражу или применении к нему меры пресечения — домашнего ареста.

5. По общему правилу обвинение подозреваемому должно быть предъявлено «не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения». Указанный срок продлению не подлежит, не только когда к подозреваемому применена мера пресечения — заключение под стражу. Это правило касается каждого случая избрания в отношении подозреваемого какой-либо из мер пресечения.

6. «Не позднее 10 суток» означает, что если обвинение предъявлено на десятые сутки, то данное требование не нарушено.

7. В ч. 2 ст. 128 УПК закреплено правило, согласно которому если окончание срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день. Данное правило не распространяется на исчисление рассматриваемых сроков, когда к подозреваемому применена одна из мер пресечения — заключение под стражу или домашний арест. Когда же в отношении подозреваемого избрана любая иная мера пресечения, буквальное толкование ч. 2 ст. 128 УПК позволяет нам утверждать, что данное правило будет действовать.

8. Теперь разберемся с моментом применения меры пресечения. У разных мер пресечения он неодинаков. Так, обязанность соблюдения указанных в постановлении об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста запретов возлагается на не являющееся обвиняемым лицо сразу после ознакомления его с текстом названного процессуального документа. С этого момента данная мера считается применяемой.

9. Подписка о невыезде и надлежащем поведении применяется также сразу после того, как завершено ознакомление лица с постановлением об избрании данной меры пресечения. Однако в отличие от домашнего ареста применение здесь начинается с отбирания у подозреваемого следователем (дознавателем и др.) определенного рода документа — подписки.

10. Аналогичен момент применения личного поручительства и присмотра за несовершеннолетним подозреваемым. Данные меры пресечения начинают реализовываться в процессе оформления письменного обязательства заслуживающего доверия лица (родителя, опекуна, попечителя, должностного лица специализированного детского учреждения, в котором не являющееся обвиняемым лицо находится) о том, что оно ручается за то, что подозреваемый будет в назначенный срок являться по вызовам следователя (дознавателя и др.) и (или) в суд, а также не станет каким-либо путем препятствовать уголовному судопроизводству и т.д.

11. Наблюдение командования воинской части за являющимся военнослужащим или гражданином, проходящим военные сборы, подозреваемым состоит в принятии мер, предусмотренных уставами Вооруженных Сил РФ, для того, чтобы обеспечить выполнение этим лицом предусмотренных п. п. 2 и 3 ст. 102 УПК обязательств. Применение данной меры пресечения начинается одновременно с началом реализации первой из названных предусмотренных уставами Вооруженных Сил РФ мер.

12. Применение залога начинается сразу же после оформления протокола о принятии залога и вручения копии такового залогодателю.

13. Заключение под стражу применяется («осуществляется на деле») не самим следователем (дознавателем и др.). Больше всего времени указанную меру пресечения применяют сотрудники следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, а также следственных изоляторов органов Федеральной службы безопасности. Начинается же подобного рода применение со специфического рода фактического задержания.

14. Однако не следует это задержание путать с тем, о котором идет речь в ст. ст. 91 и 92 УПК. Там на момент фактического задержания нет постановления об избрании меры пресечения, здесь есть. Там уголовное дело может быть не возбуждено, здесь обязательно уголовное дело уже имеется. Там специфические фактические основания, закрепленные в ст. 91 УПК, а юридическое основание — протокол задержания подозреваемого (постановление о задержании). При задержании во исполнение постановления об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу фактические основания задержания те же, что и основания избрания меры пресечения, а юридическое основание — постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу. Осуществляемое в соответствии со ст. ст. 91 и 92 УПК фактическое задержание может быть произведено в отношении лица, подозреваемого в совершении преступления (не являющегося подозреваемым), задержание в целях применения заключения под стражу в порядке коммент. ст. всегда реализуется в отношении подозреваемого.

15. Для того чтобы у следователя (дознавателя и др.) появилось право предъявить подозреваемому обвинение не в течение 10 дней, а в 30-суточный срок, достаточно, чтобы имелись фактические основания обоснованного подозрения лица в совершении с 1 января 1997 г. хотя бы одного из указанных в ч. 2 коммент. ст. составов преступления. И совершенно не влияет на названный в ч. 2 коммент. ст. срок то обстоятельство, что лицо совершило еще какие-то, пусть даже и тяжкие преступления или же особо тяжкие преступления, но до 1 января 1997 г. Только признаки объективной стороны именно вышеперечисленных составов позволяют следователю (дознавателю и др.) собирать доказательства, позволяющие предъявить лицу обвинение в течение 30 суток, а не в течение 10 дней.

16. Обвинение при этом обязательно должно включать хотя бы один из указанных составов преступления. Если лицо подозревалось в совершении, к примеру, диверсии, но по истечении более чем 10 суток обвинение ему было предъявлено в совершении только преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 293 УК (халатность), — требования коммент. ст. нарушены.

1. Процессуальный срок — это установленный УПК период времени, в течение которого должны совершаться процессуальные действия или в течение которого от совершения этих действий следует воздержаться. Соблюдение срока обеспечивает выполнение задач уголовного процесса. «Право на судебное разбирательство в течение разумного срока» имеет значение международно-правового принципа (ст. ст. 9, 14 Пакта о гражданских и политических правах и ст. ст. 5, 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Несоблюдение срока существенно нарушает конституционное право граждан на судебную защиту (ст. 46 Конституции РФ) и может повлечь санкцию ничтожности (признание принятых решений недействительными, а полученных доказательств — не имеющими юридической силы (ч. 3 ст. 7 УПК)), а также установленную законом ответственность участников процесса. Так, за грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса, с учетом конкретных обстоятельств может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения полномочий судьи.

2. Процессуальные сроки исчисляются часами, сутками и месяцами. Если в законе указаны годы (ч. 3 ст. 326, ч. 2 ст. 398, ч. 5 ст. 400, ч. 3 ст. 414 УПК), то применяются правила об исчислении сроков месяцами. Если в законе указан такой срок, как «день», то во внимание принимается период с 6 часов до 22 часов по местному времени (п. 21 ст. 5). В некоторых случаях срок — период времени для совершения (воздержания от совершения) процессуальных действий — устанавливается путем указания на определенное событие, которое должно наступить (например, предварительное следствие приостанавливается до выздоровления обвиняемого — ст. 211).

3. Согласно ч. 1 комментируемой статьи тот час и те сутки, которыми начинается течение исчисляемого месяцами срока, не включаются в этот срок. Представляется, что это правило не распространяется на срок содержания под стражей, домашнего ареста, принудительного нахождения в медицинском стационаре. При исчислении срока заключения под стражу его началом считается «момент заключения под стражу» (ч. 9 ст. 109), т.е. момент фактического лишения свободы передвижения обвиняемого (подозреваемого) — п. 15 ст. 5.

4. Действующий уголовно-процессуальный закон в отличие от УПК РСФСР изменил порядок начала исчисления срока. «При исчислении срока месяцами (выделено мной. — К.К.) не принимаются во внимание тот час и те сутки, которыми начинается течение срока», — определяет ч. 1 комментируемой статьи. На первый взгляд указанная норма содержит досадную неточность. Велик соблазн просто не заметить этой разницы и продолжать делать по-старому — не учитывать текущий час и текущие сутки при расчете любых сроков. Однако расширительное толкование новой процессуальной нормы (распространение по аналогии правил исчисления срока месяцами на исчисление сроков часами и сутками) может ухудшать положение личности и потому не всегда желательно при определении собственно процессуальных сроков. Представляется, что данная проблема должна решаться следующим образом:

а) при исчислении срока часами он рассчитывается с начала того момента (минуты), в который произошел юридический факт, влекущий течение срока. Например, момент фактического задержания подозреваемого имел место в 12 часов 45 минут. С учетом этих 45 минут и следует исчислять срок задержания. «При задержании срок исчисляется с момента фактического задержания», — дополнительно подчеркивает процессуальный закон (ч. 3 ст. 128). Судебная практика идет именно по такому пути (см. Кассационное определение СК по УД ВС РФ от 22.12.2005 по делу N 67-о05-90);

+Читать далее…

б) при исчислении срока сутками учитывается та часть суток, которая следует за юридическим фактом, влекущим начало течения срока. Однако в этом случае в законе не вполне ясно решен вопрос с окончанием срока, поскольку согласно ч. 2 ст. 128 УПК он истекает в 24 часа последних суток. Например, в отношении подозреваемого в порядке ст. 100 УПК мера пресечения применена в 11 часов 15 июля… В этом случае в течение 10 суток с момента применения меры пресечения ему должно быть предъявлено обвинение. По смыслу ст. 128 оставшаяся часть суток, в которые с момента задержания начинается течение данного срока, принимается во внимание, т.е. 10-суточный срок начинается именно с 11 часов 15 июля… Иными словами, сутки (15 июля…) не должны округляться до 24 часов. Тогда 10-суточный срок истекает 25 июля… в 11, а не в 24 часа. Однако, если следовать указанию ч. 2 ст. 128, срок, напротив, должен истекать 25 июля, но не в 11, а в 24 часа («срок, исчисляемый сутками, истекает в 24 часа последних суток»). Практически это означает, что не принимаются в расчет и округляются до целых те сутки, в ходе которых начинается течение срока. Однако законодатель предусмотрел названное правило начала течения суток только для исчисления срока месяцами (ч. 1 ст. 128), а не сутками. Поэтому налицо коллизия двух норм данной статьи. Согласно известному правилу толкования правовых норм в случае подобных сомнений закону придается более мягкий смысл (benignius leges interpretendae sunt, quo voluntas earum conservetur — лат.). Представляется, что в том случае, если окончание срока, исчисляемого сутками, в 24 часа последних суток этого срока благоприятствует защите интересов личности в уголовном процессе, применяется именно этот порядок. Например, началом 10-суточного срока для подачи кассационной или апелляционной жалобы содержащимся под стражей осужденным можно считать 0 часов 00 минут следующих суток за теми, когда ему вручили копию приговора (ст. ст. 356, 389.4). Если же фактическое продление срока до 24 часов последних суток умаляет права личности, то срок должен заканчиваться в соответствующий астрономический час. Так, названный в приведенном примере 10-суточный срок для предъявления обвинения следует считать истекшим не в 24 часа 25 июля, а в 11 часов тех же суток.

5. Часть 1 данной статьи содержит норму о зачете нерабочего времени. Из буквального содержания этой нормы можно было бы сделать вывод, что при исчислении других сроков, не связанных с содержанием под стражей, домашним арестом и нахождением в медицинском стационаре, нерабочее время может не учитываться (т.е. исключаться из них). Однако такой вывод противоречит непрерывности срока, и потому данное правило нуждается в ограничительном толковании. Оно имеет значение только для тех нерабочих дней, которыми заканчивается течение срока: они, действительно, должны исключаться из процессуальных сроков, например срока подачи жалобы, как это следует из содержания ч. 2 ком. статьи.

В данном случае под нерабочим временем нужно понимать не время отдыха (как это установлено ТК РФ), а только общепринятые выходные и праздничные дни. Согласно законодательству о труде общим выходным днем является воскресенье (ч. 2 ст. 111 ТК РФ). Нерабочими праздничными днями являются: с 1.01 по 5.01 (включительно) — Новогодние каникулы, 7.01 — Рождество Христово, 23.02 — День защитника Отечества, 8.03 — Международный женский день, 1.05 — Праздник весны и труда, 9.05 — День Победы, 12.06 — День России и 4.11 — День народного единства (ст. 112 ТК РФ). При совпадении выходного и нерабочего праздничного дней выходной день переносится на следующий после праздничного рабочий день. Постановлением Правительства РФ выходные дни могут быть перенесены на другие дни (ст. 112 ТК РФ).

С какого момента начинает течь 48 часовой срок задержания — с момента составления протокола задержания или с момента фактического задержания?

Этот вопрос может иметь существенное значение, поскольку эти моменты могут не совпадать.
Совсем свежий пример. Подозреваемый в убийстве Егора Щербакова в Бирюлево Орхан Зейналов, был задержан около 12 часов 15 октября в подмосковной Коломне в 120 км. от Москвы. Вертолет с подозреваемым на борту приземлился около здания Петровки, 38 около 20.00 ч. А протокол его задержания вряд ли был подписан ранее 21-00 ч.
Следовательно, протокол задержания Зейналова был составлен не менее чем на 9 часов позже его фактического задержания.
Этот вопрос представляет интерес и в связи с тем, что задержание по подозрению в совершении преступления, предусмотренное ст.91 УПК РФ является одним из нередко встречаемых следственных действий всегда сопровождаемый тяжелыми переживаниями как самого задержанного, так и его родных и близких.
При этом нередко задерживаются лица, которым в дальнейшем обвинение не будет предъявлено, т.е. невиновные.
Следовательно, риск быть задержанным за преступление, которое лицо не совершало, существует реально даже для законопослушных граждан.
Именно поэтому я считаю, что не будут лишними знания о том, с какого момента следует исчислять 48 часовой срок задержания, чтобы знать, когда он по закону истекает.
Между тем, по истечении 48 часов, в отсутствии соответствующего судебного решения, задержанный подлежит немедленному освобождению.
Любое, даже минутное превышение этого срока является противоправным, а бездействия виновных должностных лиц — преступными.
Теперь рассмотрим вопрос по существу.
Частью 2 ст. 22 Конституции РФ и ч. 1 ст. 10 УПК РФ установлено, что до судебного решения никто не может быть подвергнут задержанию на срок более 48 часов с момента фактического задержания.
Основания задержания подозреваемого перечислены в ст.91 УПК РФ, а порядок задержания подозреваемого установлен статьей 92 УПК РФ.
В соответствии со ст. 92 УПК РФ в протоколе задержания указываются дата и время составления протокола и дата, время, место, основания и мотивы задержания подозреваемого.
В п. 15 ст. 5 УПК РФ установлено, что «момент фактического задержания — момент производимого в порядке, установленном настоящим Кодексом, фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступления».
Конституционный Суд РФ в определении от 17 ноября 2011 г. N 1579-О-О подтвердив конституционность п. 15 ст. 5 УПК РФ указал, что с момента фактического задержания или иного реального ограничения его прав у лица появляется право на защиту, и, следовательно, с момента фактического задержания следует исчислять срок задержания, даже в отсутствие надлежаще оформленного протокола задержания.
Таким образом, из вышеизложенного можно сделать следующие выводы.
Задержание в порядке ст.91 УПК РФ может быть осуществлено только по возбужденному уголовному делу дознавателем или следователем в производстве которого находится уголовное дело или по его поручению иными лицами (чаще о/у).
В протоколе задержания обязательно должно указываться как время составления протокола задержания, так и время и место фактического задержания, которые могут не совпадать.
С момента фактического задержания, т.е. еще до составления протокола задержания, у задержанного появляются право на защиту с правом на конфиденциальное свидание с защитником продолжительностью до 2 часов, право не свидетельствовать против себя самого и своих близких вплоть до полного отказа от дачи показаний.
48 часовой срок задержания следует исчислять с момента фактического лишения свободы передвижения лица, подозреваемого в совершении преступлении, а не с момента подписания протокола задержания, если эти моменты не совпадают.
Сотрудники правоохранительных органов могут использовать прием, который в некоторых случаях позволяет им на вполне законных основаниях исчислять время задержания с момента подписания протокола задержания, а не с момента фактического задержания.
Это может произойти, когда сотрудники предлагают лицу пройти в отдел полиции для дачи показаний или объяснений.
Если лицо соглашается и добровольно следуете в отдел, там с него могут взять объяснения или допросить в качестве свидетеля, а по окончании допроса составить протокол задержания, в котором время составления протокола задержания и время задержания совпадают.
Мой совет.
Для того, чтобы избежать этого необходимо вежливо но твердо не соглашаться на предложение немедленно следовать на допрос в отдел, ссылаясь на свои планы. Если вам не вручена повестка, вы имеете на это право.
Если сотрудники правоохранительных органов убедятся, что вы добровольно с ними не проследуете, они будут вынуждены объявить вам, что вы задержаны, если это уже входило в их планы. Этот факт желательно зафиксировать на видео, например, с помощью видеокамеры мобильного телефона.
Рекомендую, провести видеосъемку лиц проводящих фактическое задержание, себя, местности. При этом можно сделать устный комментарий происходящего — о том, что гражданин ФИО, дата, время, место задержан сотрудниками такого-то органа.
Кроме этого, тут же на месте желательно сделать несколько звонков родным и близким, адвокату с сообщениями о времени месте вашего задержания и органе, его осуществившем.
Это позволит при необходимости с помощью оператора связи подтвердить место вашего нахождения во время задержания, время задержания, а ваши абоненты могут свидетельствовать о содержании и времени разговора.
Помните, что законных ограничений на телефонные звонки до подписания протокола задержания быть не может.
Все это позволит не только создать убедительную доказательственную базу в случае возникновения спора о моменте окончания срока задержания, но и позволит предотвратить сам спор или оказаться на свободе на несколько часов раньше либо сократить время для сбора доказательств с целью предъявить обвинение.
При подписании протокола задержания необходимо обращать внимание на указанные в нем данные о время и место задержания.
В случае несогласия можно попытаться убедить следователя в ошибочности этих данных, продемонстрировав ему видеозапись и время звонков по телефону.
Если же разногласия преодолеть не удалось, то в протоколе задержания нужно сделать запись о том, в каком месте и в какое время, по вашему мнению, произошло фактическое задержание, указав доказательства, которые подтверждают это обстоятельство.

Статья 128. Исчисление срока

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 14.06.2012 N 11 (ред. от 03.03.2015) «О практике рассмотрения судами вопросов, связанных с выдачей лиц для уголовного преследования или исполнения приговора, а также передачей лиц для отбывания наказания»

Разъяснить судам, что при отсутствии запроса о выдаче мера пресечения в виде заключения под стражу избирается и в дальнейшем продлевается, в том числе при получении запроса о выдаче, только судом Российской Федерации с указанием, на какой срок и до какой даты избирается (продлевается) данная мера пресечения (часть 2 статьи 97, статьи 108, 109 и 128 УПК РФ).

Постановление Конституционного Суда РФ от 22.03.2005 N 4-П «По делу о проверке конституционности ряда положений Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регламентирующих порядок и сроки применения в качестве меры пресечения заключения под стражу на стадиях уголовного судопроизводства, следующих за окончанием предварительного расследования и направлением уголовного дела в суд, в связи с жалобами ряда граждан»

1.3. Гражданин О.В. Рябов просит признать не соответствующими Конституции Российской Федерации положения части первой статьи 97, части первой статьи 108, статьи 128 и частей третьей и четвертой статьи 376 УПК Российской Федерации, послужившие, по его мнению, юридическим основанием для продления судом срока применения в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу после признания его страдающим психическим расстройством.

Определение Конституционного Суда РФ от 27.01.2011 N 9-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Аноприева Александра Ивановича на нарушение его конституционных прав статьей 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Статья 128 УПК Российской Федерации предусматривает, что если окончание исчисляемого месяцами срока приходится на нерабочий день, то последним днем срока считается первый следующий за ним рабочий день, за исключением, в частности, случаев исчисления срока при домашнем аресте (часть вторая), в который включается и нерабочее время (часть первая).

Приказ Следственного комитета РФ от 15.01.2011 N 3 (ред. от 02.12.2011) «Об организации процессуального контроля при возбуждении ходатайств о продлении срока предварительного следствия, избрания и продления срока меры пресечения в виде заключения под стражу»

1.2. При осуществлении контроля за соблюдением процессуальных сроков, рассмотрении ходатайств о продлении срока предварительного следствия, избрании в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения в виде заключения под стражу и продлении срока содержания обвиняемого под стражей, руководствоваться требованиями, предусмотренными статьями 6.1, 10, 97 — 101, 108, 109, 128, 162 УПК РФ.

Постановление Конституционного Суда РФ от 06.12.2011 N 27-П «По делу о проверке конституционности статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской Республики А.Т. Федина»

При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 27 января 2011 года N 9-О-О, уголовно-процессуальный закон, предусматривающий меру пресечения в виде домашнего ареста в качестве альтернативы заключению под стражу, предполагает установление в постановлении или определении суда об избрании данной меры пресечения срока домашнего ареста, который, по смыслу взаимосвязанных положений статей 6.1 и 128 УПК Российской Федерации, должен быть конкретным и разумным; данный вывод согласуется с пунктом 11.1 Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятых 14 декабря 1990 года Резолюцией 45/110 Генеральной Ассамблеи ООН, в котором указывается, что срок действия меры, не связанной с тюремным заключением, не превышает срока, установленного компетентным органом в соответствии с законом.

Приказ Генпрокуратуры РФ от 21.10.2003 N 45 «Об утверждении Инструкции о порядке приема, регистрации и рассмотрения в органах прокуратуры Российской Федерации сообщений о преступлениях»

Процессуальные сроки рассмотрения сообщения о преступлении исчисляются согласно требованиям ст. ст. 128, 144, 146 и 148 УПК РФ со дня поступления такого сообщения в прокуратуру.